Усилия, затрачиваемые при преодолении трудностей, ценнее самого успеха

размещено в: туризм | 0

Автор: Переседова О.В.

Дата событий: 13-06-2014

Северный Байкал. Вверх и вверх...
Северный Байкал. Вверх и вверх…

Путешествуй только с теми, кого любишь.
Эрнест Хемингуэй

Чтобы обойти стланник, надо забраться наверх по камням. Внизу тропы нет. Окончательно убедившись, что весь намеченный путь не пройти, мы взяли направление к перевалу Галкина. За перевалом – путь домой (успеть бы к поезду!). Взбирались, взбирались, взбирались.

Байкальский хребет. Привал
Байкальский хребет. Привал

Дальше — по снегу на «островок». Обеденная стоянка. Лёша предлагает спуститься вниз и идти по снегу, Вова же настаивает идти выше и, преодолевая камни и стланник, идти напрямую к перевалу (путь, конечно же, короче, но труднее). Лёша предлагает сходить вниз на разведку. Вова нездоров (он простыл, пил фервекс, поэтому идти на снег ему не хотелось). Катя в это время, услышав, что надо спускаться вниз, грубо отзывается: «какого вниз, если лезли вверх?!!». Лёшка обижается, ему уже ничего не хочется, и хотя Вовины слова, обращённые к Кате были таковы: «Куда пойдёт Лёшка, туда и пойдём», он их не слышит, и мы начинаем подъём. Подъём крутой, забираемся на самый верх, я еле дышу. Лёшка ворчит: «Убьёт и тебя и Катьку такими восхождениями». Впереди кедровый стланник (для меня абсолютно непроходим, вернее проходим со скоростью 1 метр в час). Слышим Вовины крики гораздо ниже. Лёшка сооружает санки из пены и своего рюкзака, и мы спускаемся вниз по снегу. Кричим. Оказывается, съехали ниже того места, где находятся Вова и Катя. Вова перенервничал, он нас не видел, бегал искал, ему показалось, что внизу вода. Спускаться нельзя! Он кричит Лёшке; «Рожу разобью!» Лёшка зол, однако кричит: «Спускайтесь вниз!». Вовка упёрся: «Нет, мы пойдём здесь!». Лёшка: «Мы пойдём внизу, по снегу». Я издаю жалкие крики: «Вова! Вова!». У Вовы голос дрожит, но крикнул Лёшке: «Посмотрим кто придёт первым» — и скрылся в стланике. Мы съехали вниз и пошли по снегу, наше продвижение было быстрым. Мы поглядывали наверх и видели, что они отстают. Лёшка уверял меня, что Вова с Катей вскоре спустятся и тоже пойдут по снегу. Но… они просто исчезли из нашего поля зрения.

Северный Байкал
Северный Байкал

Обогнать не могли, мы постоянно смотрели вверх и следили. А тут исчезли! Дело к вечеру. Лёшка решает вновь взбираться по камням и разыскать пропавших. По нашим размышлениям, они могли застрять в стланнике. Мы опять лезли и лезли вверх. Лёшка усадил меня на большой камень, а сам побежал искать.

Байкальский хребет. Обед
Байкальский хребет. Обед

Я слышала его голос, иногда мне казалось, что кто-то отвечает, но появлялся Лёша и с ужасом в голосе говорил, что не нашёл их. Я сидела и молилась: «Господи, помоги, Господи помоги! Аллах, прости Вову! Иисус, прости Лёшу! Они хорошие, они больше не будут ссориться! Соедини, Господи, нас, помоги нам выбраться. Это было долго. Я всё просила и просила… Иногда появлялся Алёша и говорил, что их нигде нет… Я неустанно смотрела вниз. Вдруг они спустились и бредут там. Но и внизу никого не было. Тогда Лёшу осенила мысль, что Вова, чтобы обогнать нас мог перемахнуть через гребень горы. Он стал глядеть вверх… Да, на вершине маячили две фигурки. Вова несколько просчитался – это была не та гора! За ней ещё одна! Лёша крикнул: «Спускайтесь, и идите по нашим следам». Я успокоилась. Мы спустились с камней и пошли по снегу. Дойдя до небольшого островка с невысоким стланником, мы стали дожидаться Вову и Катю. По снегу они быстро съехали вниз и догнали нас. А вот спуск с вершины – это их секрет, но, наверное, уж очень ужасный. Катя рассказала мне, что наверху Вова пообещал: «Если мы спустимся, я никогда больше не буду на тебя ругаться!». И вот мы снова вместе, уже темно.

Байкальский хребет. Приготовление ужина
Байкальский хребет. Приготовление ужина

Разожгли костёр, поставили палатку. Воды не было, топили снег, варили ужин, натянули верёвку, повесили сушить одежду, ботинки – на палки, всё около костра. Утром решили встать пораньше, подъём наметили на 4 часа (идти до перевала и подъём – спуск). Лёша остался у костра следить за огнём и досушить ботинки. В 2 часа ночи Леша пришёл. Не успел он залезть в спальник, как около палатки кто-то зарычал. Я сказала: «Это что было? Кто-то рычал?». Катя тоже услышала. Лёшка схватил нож и вновь побежал к костру, он жёг и жёг кедровые ветки. Спать он не ложился.

Северный Байкал. Лагерь
Северный Байкал. Лагерь