Предел был ох как близко!

размещено в: туризм | 0

2 июля, день 13

Перекус щавелем. Поход на плато Мань-Пупу-Ньер
Перекус щавелем. Поход на плато Мань-Пупу-Ньер

В этот день предел был ох как близко!

Ночевали в сарайке. «Наконец-то спим в темноте», — обрадовалась я! Думала, получится хорошо выспаться. Но ночью ко мне пришли новые ощущения – ноги затекают, когда сколько-то времени лежишь в одной позе. Причём совсем недолго. Постоянно переворачивалась. Ещё и нос заложило. Смогла заснуть уже после трёх, и всё равно постоянно просыпалась.

В общем, встали мы не рано – только когда выспались. Будильник вечером не заводили. Погода дрянь – ветрище, вершина Отортена закрыта туманом. Поели, кажется, овсянки, вышли.

Лёха был за то, чтобы обходить Отортен по дороге. До этого нам говорили, что дорога делает крюк около 15 км, поэтому туда лучше не ходить. По прямой – конечно, существенно короче, но там опять курумник. Мне жуть как не хотелось на курумник. К тому же, Вовка с больной ногой и так хреново идёт, а на этих камнях – вдруг совсем поломается? А если дождь – то мы точно можем встрять там на неопределённый срок.

Погнали по дороге. Крюк действительно оказался здоровым. Два или три перевала перемахнули. Лёха о своём решении не пожалел. Я тоже думаю, что мы всё сделали правильно. Сейчас нам надо выбирать те пути, которые удобнее и проще для Вовки.

В лесу у реки остановились пообедать. Только доели – закапал дождь. Быстро собрались и пошли. Вышли из леса на хребет. Дикий ветер гоняет по небу тучи, противный мелкий дождь, дорога превращается в грязное месиво. Иногда приходится останавливаться и ждать Вовку. Лёха идёт вместе с ним. Небо – как будто издевается над нами. Гонит эту тучу именно туда, куда мы идём. И уже видно, что там, где мы недавно шли, небо голубое, и светит солнце. Временами кажется, что туча уходит чуть в сторону, и просвет увеличивается и приближается к нам. Но потом снова всё затягивает туманом. Ноги давно уже хлюпают, штаны – мокрые по задницу. Во время обеда – опять от боли в стопах – я переодела ботинки на кроссы, и меня слегка греет мысль, что в рюкзаке я теперь несу сухие ботинки.

В очередной перекур братья отдали нам палатку и джетбойл, договорились, что встречаемся на месте, где оставляли первую закладку, там ужинаем и решаем, что делать дальше.

Двигаем вперёд, доходим до закладки. Парни отстали несильно. Мы, остановившись, решили пока разобраться с закладкой и вскипятить воду. А когда они подойдут – решим, что готовим и ставим ли палатку. Приходят. Вован злой. Спрашиваю – палатку ставить? Ругается: палатку надо было ставить первым делом. Но все дружно высказываются за то, чтобы долго здесь не задерживаться – быстро поужинать сублиматами и валить вниз, туда, где нет такого жуткого ветра. Я тоже за. Кипятим воду, завариваем пюре, туда же кидаем сублимированные макароны (паста карбонара), которые дал нам на «Вилке-Ложке» Константин Кузнецов. Туда же – баранки. Едим. Макароны хрустят, нифига не заварились. Плевать. Очень быстро съели и начали собираться. Я с огромной радостью надела сухие ботинки. Наперёд скажу, что они всё равно к вечеру были мокрые насквозь, но хоть на пару часов я подарила своим ногам счастье быть сухими)).

В рюкзак, по ощущениям, добавилось килограммов 6. Возможно, и меньше, но на фоне усталости мне казалось, что он сильно потяжелел. Лямки до боли давили плечи. Время – 7 вечера. Решили идти до «Тента» — это первая стоянка в лесу после спуска с Дятлова. 8 км дотуда по прямой, то есть идти часа 3-4. Вовка с Лёхой пойдут вдвоём с Вовкиной скоростью, я, Аня и Стас – впереди.

Быстро собрались и вышли. Всё тот же дикий ветер: выносишь ногу вперёд, чтобы сделать шаг – и чувствуешь, как её сносит ветром в сторону. Небо уже затянуто полностью, просветов нет. Под ногами грязь, сверху капает вода. Чтобы хоть чем-то занять мозг, я шла и считала шаги. А в это время «часть меня» заваливала меня риторическими вопросами: «Женщина, ну какого хрена тебе здесь надо?? Что тебе здесь может нравиться?? Вот прямо сейчас, в данный конкретный момент – ты что, чувствуешь себя счастливой? Рада, что оказалась здесь? Захочешь потом это повторить???»

Отвечать на эти вопросы было бессмысленно, так же, как и думать о бренности бытия. Надо было стиснуть зубы и быстро топать. Топать и топать. Пока идёшь – знаешь, что приближаешь себя к лесу, где нет ветра, к сухой тёплой палатке, к ужину, и, если повезёт, даже к костру. Мы шли с хорошей скоростью и постепенно спускались всё ниже. Ветер периодически стихал. Около 22 залезли на перевал Дятлова. В этот момент казалось, что осталось совсем чуть-чуть – мы же по дороге туда от Тента до Дятлова дошли всего с одним перекуром!

Спустились в лес. Лес, который весь день до нашего прихода поливало дождём. Тропа превратилось в грязное месиво, в котором нога проваливается то по щиколотку, то по колено. Мокрые ветки задолбали бить по лицу. Скользко. Боже, как же хреново! Казалось, этот долбаный переход не закончится никогда. До Тента шли час, этот час был вечностью. Тент занят радиальщиками – вот и догнали, радуйтесь!)) Когда ужинали, договорились, что если Тент будет занят, пойдём до Вилки-Ложки – до неё – километр с небольшим. Радиальщики дали нам чаю и сказали, что на Вилке-Ложке никто не стоит. У них же тут сегодня днёвка. Днёвка? Что такое «Днёвка»? Нам это слово незнакомо.

Прём дальше. Ещё пол часа – ещё одна вечность, хлюпанье по грязи с давящим на плечи рюкзаком. Дошли, конечно. Мы же не могли не дойти)) На часах – пол двенадцатого.

Стас занялся костром, мы с Аней поставили палатку и переоделись в сухие вещи. Пока я переодевала штаны – кажется, накормила своими голыми ногами несколько десятков комаров – ну да, мы же в лес спустились, они без нас скучали.

И тут первый и единственный раз за весь поход я услышала от Ани фразу, отдающую негативом: «Когда закончится этот ад??!!» Никто ей не ответил – то ли мы со Стасом не знали точно, когда, то ли не поняли, про какой именно ад она говорит. А так – надо сказать, стойкости и физических и моральных сил ей не занимать. Держалась до последнего.

Мы поставили вариться рис, но костёр нормально не горел – всё мокрое, да и дров хороших нет. За пол часа даже вода не закипела.

Ногам моим плохо. Про стопы уже молчу. Мы прошли за этот день 32 км, и ноги от таких ежедневных нагрузок начали подыхать. Болят мышцы, суставы. Не знаю, как завтра смогу идти, но чувствую, что будет хреново.

Время – полночь, в лесу полумрак. Тревожно за парней, как они дойдут по этой дебильной скользкой тропе?

Пришли они даже раньше, чем я ожидала – всего через час после нас. Лёха – вроде на позитиве. Рад, что наконец дошли. Говорит, ни разу не останавливались и не снимали рюкзаки. А шли они – не много не мало, 5,5 часов. Подходит Вован. Злой и страшный.

— Кто из вас тут самый умный?

— Что такое?

— Кто придумал идти на Вилку-Ложку?? Мы договаривались идти сюда, если на Тенте места для лагеря не будет, а там Boeing посадить можно, а вы попёрлись сюда!

Стас попробовал возразить, что формулировка была «если будет занято», но что толку сейчас об этом спорить. Вовка всё равно дико уставший и злой и, понятно, мучится от боли. Я тоже в принципе не согласилась бы с тем, что на Тенте можно посадить Boeing, но мудро решила промолчать.

Дошёл до бревна, сел, сидит. Гримаса боли на лице. Когда к нему подходит Лёха – о чём-то переругиваются. Потом постепенно начал что-то делать – переодеваться, разбирать рюкзак. Пару раз подхожу предложить помощь. Огрызается. Ладно, сиди один, если тебе так больше нравится.

С Лёхой дела с приготовлением ужина пошли быстрее. Напилил немного дров, костёр стал чуть лучше. Котёл переставили на горелку, доварили рис. Вован лёг в палатку и больше не выходил. Вроде бы, немного успокоился. Ужинал в палатке.

Поели и легли спать. Перед сном намазала суставы троксевазином – как ни странно, помогло: смогла поспать, ноги почти не затекали. Вовка толком не спал, от боли в ноге. Будильник не заводили.

Последние 2 дня мы, сами того не замечая, перешли на 4-разовое питание – хорошо, что продукты брали немного с запасом – а то с такими километражами, да и на фоне общей усталости, энергии расходуется что-то слишком много.