Дорога следует за ним и рождается под его ногами…

размещено в: туризм | 0

Автор: Переседова О.В.

Дата событий: 16-06-2014

Байкальски хребет. Стоянка
Байкальски хребет. Стоянка

Конечно, у кого же, как не у путешественников,
должны быть розовые щёки?
Ведь путешественники больше всех остальных
людей бывают на свежем воздухе.
Лоскутик и облако

Утром я проснулась абсолютно разбитая: кружилась голова и подташнивало… Но после завтрака всё прошло (или ушло на задний план?). Я пошла мыть посуду к ручью, наклонилась к воде и… мой фотоаппарат вылетел из кармана куртки в ручей!!! Конечно же, я быстро вытащила его, испугалась, что всё что нащёлкала – пропало. Вова успокоил, что всё сохранилось. Но пользоваться фотиком нельзя несколько дней. Когда вышли на тропу, мой полупустой рюкзак казался мне почему-то неподъёмным. Тропинка вела то вверх, то вниз. Камней почти не было, но подъёмы в этот день мне давались с трудом, я отставала, просила Лёшу идти помедленнее. Тропа пропала, идти стало труднее.

Северный Байкал. Река Горемыка
Северный Байкал. Река Горемыка

После очередного подъёма у меня тряслись губы, а слёзы катились из глаз. Сил просто не было. Усталость такова, что мне казалось – ещё шаг и я упаду. Плакала я не только от усталости, я не понимала, почему на твёрдой земле, по тропе, а идти не могу. Я ещё придумала, что у меня обострился мой гепатит, и теперь уж точно я не смогу дойти. Мне уже было всё равно, я даже говорила: «Оставьте меня здесь». Воды не было. Я всё чаще просила остановки (практически после каждого подъёма), а если меня не слышали, то заливалась слезами.

Северный Байкал
Северный Байкал

Лёша решил поговорить со мной. Он говорил: «Так и должно быть. Вроде бы не можешь, всё, предел! А потом открывается второе дыхание, и ты преодолеваешь себя, идёшь, а потом гордишься собой. И мне было тяжело в первый раз в горах, и я уставал так, что хоть плачь. И ты сможешь». И мы пошли к реке, немного отклоняясь от маршрута, чтобы сделать привал у воды. Я дошла!!! Мы у реки. Вода! Скинула рюкзак – ещё немного поплакала, уже от радости. И всё!!! Достала котлы, посуду, сухари. Откуда – то появились силы (улетучился выдуманный гепатит), больше слёз не было. (Наоборот, я почувствовав прилив сил, остальную дорогу шла шустро, не боялась брёвен, переправ, завалов). На этой стоянке Лёша нашёл камешки с золотыми вкраплениями. Вова назвал Лёшу «старателем».

Северный Байкал. "Золото" найденное в ручье
Северный Байкал. «Золото» найденное в ручье

После обеда попали в «сказочный» лес, там были страшные коряги с «растопыренными руками», на «кривых ногах». Коряг было множество. Казалось, что они сейчас оживут и окружат нас. Это было не страшно, просто «слишком сказочно».

Байкальский хребет. Сказочный лес
Байкальский хребет. Сказочный лес

На деревьях сидели белки, куропатки перебегали нам дорогу, чтобы мы «не заметили её птенцов», но глупые птенцы бежали за ней… Лёша даже пошёл на подъём. Чтобы не пугать птицу, но она упорно «отвлекала» нас. В небе парила огромная птица (ястреб?). Суслики выскакивали из-под камней, иногда наблюдая за нами. По тропе идти было не совсем легко, часто путь был завален деревьями и вывороченными корнями. Иногда тропа терялась. Река Горемыка то заворачивала, то распадалась на ручьи.

Однако, к вечеру мы вышли к домику – зимнику. Вокруг – помойка: бутылки, целлофан и другой хлам. В домике тоже страшный беспорядок и грязь. Зато есть печка, дрова, ведро. Лёша начал убираться в домике, затопил печь, Вова сходил за водой, мы с Катей готовили ужин. На печке нагрели ведро воды, все вымыли ноги, постирали носки, сфотографировались.

Северный Байкал. Ночевка в охотничьем домике
Северный Байкал. Ночевка в охотничьем домике

Спали в домике. Лёша, я и Катя – на полке, а Вова на полу. На всех многочисленных вбитых в стены и потолок, гвоздях висели наши вещи и носки. Ботинки грелись у печки. Спать было тесно и жёстко, зато тепло. У Вовы проблема – он раздавил свои очки. Запасных – нет. Подклеил стекло пластырем…

Северный Байкал. Белка
Северный Байкал. Белка

Оставить ответ